Психология и психотерапия зависимостей

Психология и психотерапия зависимостей Психология отношений

Психология и психотерапия зависимостей

Мы все имеем свои привычки, они помогают нам упорядочить жизнь и вырабатывают многие полезные навыки. Но есть привычки, над которыми мы теряем контроль, и тогда возникает так называемая психологическая зависимость от них.

Понятие зависимости в психологии

Психология и психотерапия зависимостей

Психологическая зависимость (аддикция) – это сильное непреодолимое влечение к человеку, предмету, явлению или действию. Зависимость могут иметь и мужчины, и женщины в любом возрасте. По сути, зависимости – это и есть наши привычки, потребности повторять одно и то же действие. Но в легкой форме они не доставляют нам неудобств, даже приносят пользу – например, занятие спортом или чтение. Проблемы начинаются у людей со слабой волей, которым трудно себя контролировать. В самых запущенных случаях, аддиктивные личности теряют связь с реальностью и становятся по-настоящему опасны как для себя, так и для общества.

Виды аддикций. От чего может быть зависим человек?

Психология и психотерапия зависимостей

Аддикция может быть химическая или нехимическая, в зависимости от вредоносного влияния на организм. К химической относятся курение, употребление алкоголя и наркотических препаратов. Нехимическая связана с чувствами, поведением, пищей, работой, интернетом.

Все зависимости по сути своей похожи. Аддикция может быть:

Симптомы психологической зависимости

Психология и психотерапия зависимостей

Дискомфорт, который испытывает зависимая личность от невозможности удовлетворить свое желание, является причиной того, что человек будет:

«Рисуем» портрет зависимой личности

Психология и психотерапия зависимостей

Основной чертой зависимой личности является инфантилизм, то есть отчаянное нежелание становиться взрослым и брать на себя ответственность за свои поступки. Такого человека можно узнать по характерному портрету:

Получившийся портрет – это портрет человека, который не сумел повзрослеть, который скрывается от всех жизненных проблем в алкоголизме, неконтролируемом переедании и деструктивных отношениях.

Как формируется психологическая зависимость?

Психология и психотерапия зависимостей

Вы удивитесь, но она формируется из наших повседневных и привычных действий! Просмотр телевизора, ежедневные уходовые процедуры, питание – все эти безобидные действия могут трансформироваться в болезненную зависимость, если человек эмоционально уязвим.

Психологическая зависимость всегда обгоняет физическую. Человек нуждается в гормоне счастья дофамине, и действия, которые вырабатывают этот гормон, становятся необходимыми. Так возникает нейронная цепочка зависимости:

При этом намерение достигнуть удовольствия и ощутить те же приятные эмоции вновь настолько сильно, что становится самой главной жизненной целью, и человек придумывает миллион причин и оправданий тому, что именно заставило его снова и снова совершать эти действия.

Со временем личность ощущает явную толерантность к совершаемому действию или к употребляемому веществу, и тогда «в игру вступает» и физическая зависимость.

От невинной привычки до психологической зависимости

Психология и психотерапия зависимостей

Зависимость развивается постепенно, проходя 4 стадии:

Две последние стадии аддикции говорят о том, что человек нуждается в помощи, что пора срочно предпринять меры по устранению зависимости.

Методы борьбы с вредными привычками

Психология и психотерапия зависимостей

Мы расскажем вам о методах, которые помогут избавиться от зависимости и победить свои пагубные привычки.

Зачастую ценность зависимости завышена и надумана, поэтому в первую очередь нужно обесценить предмет зависимости, развенчать его, научиться пользоваться своими положительными ресурсами, найти другие радости в жизни.

Обратиться к психотерапевту или самостоятельно пройти курс обучения по психологии зависимости – будет наилучшим решением:

Работать над собой с помощью психолога или самостоятельно рекомендуется по такому плану:

Помните, что, поддаваясь зависимости, вы добровольно лишаете себя свободы, права выбора и радости новых открытий.

Гребнев Психология и психотерапия алкогольной зависимости

В
книге представлена оригинальная
авторская методика, позволяющая наиболее
быстрым путем избавить пациента от
психологического пристрастия к алкоголю
и сделать этот результат стабильным.
Раскрываются психологические особенности
людей, злоупотребляющих алкоголем,
приводятся эффективные способы
психологической помощи этим людям.

Предназначена для
психологов, психотерапевтов, наркологов,
а также для лиц, чьи родственники
злоупотребляют психоактивными веществами
(алкоголь, наркотики, табак и др.).

Екатеринбург:
Издательство Уральского университета,
1998.- 64 с.

Предисловие

Алкоголизм
в России давно уже стал проблемой
национального масштаба. Исследования
С.А. Гребнева, изложенные без пафосных
преувеличений и амбиций, будут полезны
и интересны для специалистов, работающих
с людьми, страдающими алкогольной
зависимостью, а также для студентов
медицинских вузов и психологических
факультетов. Книга предоставляет
универсальный исследовательский
материал как для практической деятельности,
так и для теоретического знакомства с
психотерапевтическими методами. В
работе подробно рассмотрены психологические
корни алкоголизма, механизм формирования
зависимости и ее развитие, а главное –
достаточно подробно изложена структура
психотерапевтического процесса, что
нечасто встретишь в подобной литературе.
Оригинальная авторская методика отражает
десятилетний опыт работы специалиста
в области психотерапии, наркологии и
психиатрии доктора С.А. Гребнева.

Может быть интересно:  Как выйти из треугольника карпмана

Родственникам,
близким людям, коллегам по работе –
всем, кто невольно становится психологически
зависим от человека, злоупотребляющего
алкоголем, данная работа позволит
по-новому оценить взаимоотношения с
таким человеком в семье или трудовом
коллективе.

Раскрытие авторского
подхода к лечению данной категории
людей уже само по себе редкость в наше
время, когда вся полезная информация
либо тщательно охраняется, либо продается
по очень высокой цене. И что не менее
важно, издание дает критерии реального
ориентирования в практически
неконтролируемом рынке медицинских
услуг по лечению алкогольной зависимости.

Психология и психотерапия зависимостей

Книга известного отечественного психотерапевта Г. В. Старшенбаума посвящена одной из наиболее актуальных проблем современной России – проблеме зависимостей. Многолетний опыт работы с пациентами, страдающими как химическими, так и эмоциональными зависимостями, позволяет автору проанализировать глубинные механизмы различных аддикций и на этой основе выделить новую клиническую дисциплину – аддиктологию, лежащую на стыке психиатрии, наркологии и сексологии. В книге дается детальное описание клинической картины, диагностики и терапии различных форм аддиктивного поведения, приводятся выдержки из историй болезни пациентов, успешно прошедших курс психотерапии по методике, разработанной автором.

К сожалению, данная книга недоступна в связи с жалобой правообладателя.

Прочитать ознакомительный фрагмент книги

Психология и психотерапия зависимостей Психология зависимого поведения

ПАВ
соотносится с реальной проблемой аддикта
как градусник с лихорадкой. Главное –
не форма зависимости, а личность аддикта,
на нее следует обращать основное
внимание. Аддиктивную личность отличают
черты незрелости: невыраженность
интеллектуальных и духовных интересов,
твердых нравственных норм, неустойчивость,
ненасытность, безответственность,
чувство стадности. Аддикт хуже переносит
трудности повседневной жизни, чем
кризисные ситуации («Пьяному море по
колено»). Преувеличение своих достоинств
маскирует скрытый комплекс неполноценности.
Внешняя социабельность сочетается со
страхом перед стойкими социальными
контактами и манипулятивностью.
Отмечается стремление аддикта уходить
от принятия решений, говорить неправду,
и в частности обвинять других, зная, что
они невиновны. Для него также характерны
зависимость и тревожность, склонность
к колебаниям настроения, стереотипность,
повторяемость поведения.

Аддикт
существует вне реального времени и
пространства, в момент иллюзорного
наполнения. Он живет от одного момента
к другому, но не может удовлетвориться
ни в одном из них. Он то заполняет пустоту
настоящего с помощью наслаждения,
опьянения, выигрыша, успеха и т. д.,
то оказывается одержим нереальностью
своего переживания в форме неудовлетворенности
и похмелья, непреодолимо вынуждающих
к немедленному повторению аддиктивных
действий.

Аддикты
страдают синдромом
дефицита удовольствия
, который проявляется в постоянном
ощущении скуки. Жизнь представляется
аддикту серой и однообразной, он нуждается
в дополнительной стимуляции и направляет
всю свою энергию на ее поиск. Он
сосредоточивается на той сфере, которая
позволяет ему на какое‑то время
вырваться из состояния бесчувственности
и апатии. К остальным сферам жизни аддикт
интереса не проявляет, все больше уходя
от участия в них.

Н.
Пезешкиан (1996) выделяет четыре формы
аддиктивного поведения как бегства от
реальности: 1) бегство в тело – физическое
или психическое «усовершенствование»
себя; 2) бегство в работу – концентрация
на служебных делах (учебе); 3) бегство в
контакты или одиночество – постоянное
(утрированное) стремление к общению
или, наоборот, к уединению; 4) бегство в
фантазии – жизнь в мире иллюзий и
фантазий. Эта типология перекликается
с мнением Берна (1997) о существовании у
человека шести видов голода: голод по
впечатлениям, по признанию, по контакту
и физическому поглаживанию, сексуальный
голод, голод по структурированию времени,
по событиям.

У
аддиктивных личностей вследствие плохой
переносимости ими трудностей повседневной
жизни, постоянных упреков окружающих
и самоупреков формируется комплекс
неполноценности. Тревожный аддикт может
компенсировать свое чувство неполноценности
гиперсоциальностью, например трудоголизмом.
Защитой от чувства неполноценности у
аддиктов часто служит гиперкомпенсация
в виде завышенной самооценки с
демонстрацией своего превосходства
над окружающими. Аддикт противопоставляет
толпе обывателей свою романтическую
жизнь, свободную от обязательств, а
значит, и от обвинений. Некоторые аддикты
посвящают свою жизнь карьере, борьбе
за власть, обогащению.

По
Короленко и Донских (1990), основные
мотивации аддиктивных расстройств
таковы: 1) противотревожная, 2) субмиссионная
(подчиненная влиянию других), 3)
гедонистическая (эйфоризирующая), 4)
активирующая (часто для сексуальной
гиперстимуляции), 5) псевдокультурная
(демонстрирующая принадлежность к
данной культуре, компенсирующая комплекс
неполноценности; может проявляться,
например, в стремлении играть роль
тамады).

Выделяют
следующие причины употребления
наркотиков: эйфорию, доступность, влияние
культуры, подавление боли, скуку, бунт,
развлечение и любопытство, ухудшение
провоцирующей ситуации, давление
сверстников, подавление стресса,
разрешение общества, самолечение,
биохимическую предрасположенность,
физическую зависимость, подкрепление
интоксикации, внешний локус контроля,
привычку, социальное подкрепление,
низкую самооценку, зависимую личность,
уход от реальности, импульсивность,
моментальное удовольствие, неспособность
увидеть альтернативы наркотикам.

Может быть интересно:  Избегающий тип привязанности в отношениях у мужчины

Цитренбаум
с соавторами (1998) представили наиболее
частые выгоды, даваемые курением, пищевой
аддикцией и алкоголизмом, в виде таблицы.

Выделяют
5 этапов формирования аддикции. На
1‑м этапе человек испытывает
небывалый эмоциональный подъем, связанный
с рискованным, азартным поведением или
химическим воздействием. На 2‑м
этапе человек прибегает к предмету
аддикции в ситуациях фрустрации, при
этом межличностные отношения постепенно
отходят на второй план, нарастает
душевный дискомфорт, провоцирующий
аддиктивное поведение. На 3‑м этапе
аддиктивное поведение становится
стереотипным ответом на требования
реальности, аддиктивные потребности
доминируют в мотивационной сфере
личности; человек не реагирует ни на
критику его поведения, ни на проблемы
близких людей. На 4‑м этапе аддикт
полностью отчуждается от общества и
своей прежней личности, окружающие
воспринимают его как «конченого»
человека, он теряет даже способность
манипулировать людьми. 5‑й этап
является катастрофой: разрушается не
только психика, но и организм; происходит
истощение всех жизненных ресурсов. К
такому же исходу приводят и нехимические
аддикции – из‑за духовного
опустошения и постоянного стресса,
ведущего к сердечнососудистым
расстройствам.

В
развитии химических зависимостей
выделяют следующие механизмы. 1.
Эволюционный механизм. По мере повышения
интенсивности эйфоризирующего эффекта
происходит рост потребности, которая
из второстепенной, дополнительной
становится вначале конкурирующей, а
затем доминирующей.

2. Деструктивный
механизм. Разрушение личностной
структуры, вызванное какими-либо
психотравмирующими факторами, крахом
личности, сопровождается изменением
ее ценностной ориентации. Значение
доминирующих прежде потребностей при
этом снижается. Второстепенная потребность
в ПАВ может неожиданно стать доминирующим,
основным смыслообразующим мотивом
деятельности. 3. Механизм, связанный с
изначальной аномалией личности (Бехтель,
1986).

Выделяются
три варианта аномалий: а) при аморфной
личностной структуре со слабо выраженными
иерархическими отношениями в системе
потребностей и мотивов любая сколько-нибудь
значимая потребность быстро становится
доминирующей; б) при недостаточности
внутреннего контроля неполное усвоение
групповых норм не позволяет выработать
внутренние формы контроля; в) при аномалии
микросреды искаженные групповые нормы
формируют аномальные установки на
употребление ПАВ.

Поведение
аддиктов мотивируется следующими
иррациональными представлениями.
Взрослому человеку совершенно необходимо,
чтобы его любили или одобряли все
значимые люди в его окружении. Чтобы
считать себя достойным, надо соответствовать
высоким требованиям и преуспевать во
всех отношениях. Некоторые люди плохие,
и их надо сурово наказывать. Когда что-то
не получается, это катастрофа. Если не
везет, то от человека практически ничего
не зависит. Если человеку что-то угрожает,
надо постоянно думать о том, как это
случится. Легче избегать трудностей и
ответственности за себя, чем справляться
с этим. Надо полагаться на сильного
человека и зависеть от него. Текущая
жизнь в основном определяется прошлыми
воздействиями. Нужно очень сопереживать
другим людям. Если не найти идеальное
решение проблемы, все погибнет (Эллис,
1999).

Аддикт
страдает вследствие переживания
внутренней дисгармонии, дискомфорта и
фрагментации или из-за неспособности
думать хорошо о себе, а следовательно,
и о других. Еще больше мучений аддикту
доставляют психологические
защиты
, с помощью которых он пытается скрыть
свою уязвимость, но которые оказываются
для него разрушительными. За спасительную
помощь этих патологических защит
приходится платить чувством изоляции,
обеднением эмоциональной сферы и
неустойчивостью взаимоотношений с
людьми. Основными психологическими
защитами поврежденного и уязвимого Эго
аддикта являются:

· примитивная
идеализация объекта зависимости;

· фантазии
инкорпорации – поглощения объекта
отверстием тела (ртом, глазами, вагиной);

· интроекция
– замена отношений с внешним объектом
отношениями с его интроектом;

· всемогущество
– преувеличение собственной силы;

· девальвация
– презрительное обесценивание чего-то
важного;

· проекция
– приписывание другому собственных
эмоционально значимых мотиваций;

· проективная
идентификация – проекция своих чувств
и мотиваций на объект зависимости, над
которым аддикт затем пытается установить
контроль с помощью идентификации;

· расщепление
(сплиттинг) – разделение себя и
объекта (объектов) на хороших и плохих;

· отрицание
– игнорирование важных аспектов
реальности;

· контрфобия
– удовольствие от опасной деятельности,
бравада;

· псевдонезависимость
– бессознательная демонстрация
независимости от объектов аддикции;

· экстернализация
– перенос внутреннего конфликта вовне
и отыгрывание его компульсивным или
импульсивным действием;

· рационализация
– сознательное обоснование своего
поведения приемлемыми мотивами вместо
скрытых неприемлемых.

Занимая
центральное место в жизни аддикта,
объект аддикции идеализируется
. Воображение аддикта заполняется
фантазиями, в которых он предвкушает
каннибальское поглощение объекта
аддикции или оргастическое слияние с
ним. Благодаря интроекции

аддикт тотально и безраздельно
контролирует избранный объект. Используя
его магическую

силу, аддикт приобретает всемогущество
. Обладая интроектом, аддикт может
позволить себе обесценить

объект аддикции, чтобы не испытывать
зависть к его силе. Под воздействием
проекции

пациент перекладывает на объект аддикции
собственные импульсы и аффекты. В
результате проективной
идентификации
больной может приписать объекту аддикции
собственную враждебность и затем со
страхом ожидать какого-то вреда, а свою
агрессию считать реакцией на это.
Дихотомическое разделение мотиваций,
интроектов и объектов на жизненно
необходимые и смертельно опасные
приводит к расщеплению
. Чтобы сохранить контроль над внутренним
и внешним миром, расщепленное сознание
прибегает к отрицанию,

Может быть интересно:  Созависимость что это

игнорируя наличие аддикции и ее опасность.
Невыносимый страх перед этой опасностью
удается блокировать с помощью контрфобии
, вызывающей чувство азарта с эйфорией
от переживания своего бесстрашия,
обеспеченной выбросом внутреннего
наркотика – эндорфина. Избежать чувства
унизительной зависимости помогает
псевдонезависимость.

Вермсер
(2000) описывает возможные пути формирования
аддиктивных защит против карающего
Супер-эго и возвращения отрицаемого.
Вместо того, чтобы стремиться к достижению
своего идеала, аддикт ищет состояние
абсолютного удовлетворения, грандиозности
и умиротворения здесь и теперь. Вместо
того, чтобы обладать внутренней
самокритичностью и при необходимости
наказывать себя изнутри, аддикт
провоцирует получение наказания извне.
Вместо тонко настроенной, функционирующей
способности к самонаблюдению, у аддикта
присутствуют постоянная готовность
чувствовать стыд и унижение перед
другими людьми, которые эти чувства
провоцируют. Вместо того, чтобы принять
ограничения, которых требует реальность
и принятые ранее обязательства, аддикт
одновременно и бежит от них, и ищет их.
Он не переносит ограничений и в то же
время парадоксальным образом стремиться
к ним. Не заботясь о себе и пренебрегая
самозащитой, которую способна дать
внутренняя власть Супер-эго, аддикт
демонстрирует неожиданные колебания
и абсолютную эмоциональную ненадежность.
В то же время у аддикта наблюдается
страстное стремление к человеку,
заслуживающему доверия, с ожиданием,
что партнер никогда не разочаруется в
аддикте, даже если последний злоупотребит
его доверием.

Автор
выделяет 4 типа семей, формирующих
будущего аддикта: 1) травмирующая семья,
в которой ребенок может идентифицироваться
либо с агрессором, либо с жертвой,
испытывая чувства стыда и беспомощности
и в последствии избавляясь от них с
помощью ПАВ; 2) навязчивая семья,
возлагающая собственные грандиозные
ожидания на ребенка, который впоследствии
компенсирует свою фальшивую идентификацию
с помощью ПАВ; 3) лживая семья, в которой
ребенок утрачивает чувство реальности
и собственной личности, испытывает
стыд, отчуждение и деперсонализацию,
компенсируя эти чувства с помощью ПАВ
и 4) непоследовательная семья, когда
правила родителей различаются и к тому
же меняются на ходу, из-за чего нарушается
стабильность Супер-эго и социализация,
вследствие чего создается мотивация
для употребления ПАВ.

Аддиктивные
личности, не получив в раннем детстве
доступа к эмпатичной (эмоционально
чуткой и теплой) матери, помещают свой
материнский идеал вовне и отгораживают
его, чтобы идеальная мать была внешней,
но легко доступной, как пища. В результате
идолопоклоннического переноса все
доброе приписывается только идеализированной
матери, поэтому ее любовь необходимо
получить любой ценой. Однако пользоваться
любовью – значит нарушить материнские
границы, а это переживается как
преступление Прометея, заслуживающее
мучительного наказания, которое хуже
смерти (на плечах наших алкоголиков
выколото: «Не забуду мать родную» и «Нет
в жизни счастья»). Выходом становится
поворот от матери к вещам, так как они
заслуживают большего доверия и в
результате становятся аддиктивными
объектами. Они приносят удовлетворение
и наказание, временное забвение в
смертельных объятиях и возрождение
(Кристал, 2000).

В
формировании наркотической зависимости
отмечают роль бессознательных страхов
и желаний матери, которые тормозят
формирование способности младенца быть
одному. В результате у него вырабатывается
наркотическая зависимость от ее
присутствия и ее функций по уходу за
ним, формируются созависимые

отношения. Со временем ПАВ замещают
переходные объекты детства, однако они
не могут обеспечить формирования
механизмов независимости, поэтому автор
называет объекты аддикции патологическими
преходящими объектами. Роль таких
объектов могут играть и другие люди,
тогда речь идет об эротической зависимости
или созависимости (МакДугалл, 1999).

Психология и психотерапия зависимостей – читать книгу онлайн бесплатно

Конец бесплатного ознакомительного фрагмента

К сожалению, полный текст книги недоступен для бесплатного чтения в связи с жалобой правообладателя.

Киноклуб.
Психологический разбор фильмов
Аудиолекции от профессионального диктора
Профессиональный личный куратор
Документы вносятся
в государственный реестр
(ФИС ФРДО)
Бессрочный доступ к курсу
и библиотеке вебинаров
Бесплатный доступ к библиотеке Библиоклуб

Оцените статью
Добавить комментарий